Reine Salvatrise
Не ждать
«Хотя Льюис Кэрролл и полагал, что «Охота на Снарка» - детская баллада-нонсенс, трудно представить - точнее, нельзя без содрогания представить - современного ребенка, которому она бы понравилсь. Возможно, викторианские дети находили ее забавной... но, подозреваем, таких читателей даже тогда было немного».

В "Охоте на Снарка" собирается причудливая компания и отправляется на поиски существа, о котором они знают лишь пять примет, данных капитаном.

Так внемлите, друзья! Вам поведаю я
Пять бесспорных и точных примет,
По которым поймете -- если только найдете,-
Кто попался вам -- Снарк или нет.

Разберем по порядку. На вкус он не сладкий,
Жестковат, но приятно хрустит,
Словно новый сюртук, если в талии туг,
И слегка привиденьем разит.

Он встает очень поздно. Так поздно встает
(Важно помнить об этой примете),
Что свой утренний чай на закате он пьет,
А обедает он на рассвете.

В-третьих, с юмором плохо. Ну, как вам сказать?
Если шутку он где-то услышит,
Как жучок, цепенеет, боится понять
И четыре минуты не дышит.

Он, в-четвертых, любитель купальных кабин
И с собою их возит повсюду,
Видя в них украшение гор и долин.
(Я бы мог возразить, но не буду.)

В-пятых, гордость! А далее сделаем так:
Разобьем их на несколько кучек
И рассмотрим отдельно -- Лохматых Кусак
И отдельно -- Усатых Колючек.

Снарки, в общем, безвредны. Но есть среди них.
(Тут оратор немного смутился.)
Есть и БУДЖУМЫ...' Булочник тихо поник
И без чувств на траву повалился.








Написано легко и с юмором.
И совершенно абсурдно. Да, абсурд - мой любимый жанр.

«Когда ты прочтешь „Снарка“, — писал Кэрролл одной из своих приятельниц-девочек, — то, надеюсь, напишешь мне, как он тебе понравился и все ли было понятно. Некоторые дети в нем так и не разобрались. Ты, конечно, знаешь, кто такой Снарк? Если знаешь, то скажи мне, потому что я не имею о нем никакого представления» Ах, он шутник-затейник!

Он также говорил: «Под Снарком я имел в виду только то, что Снарк — это и есть Буджум… Я хорошо помню, что когда я писал поэму, никакого другого значения у меня и в мыслях не было, но с тех пор люди всё время пытаются найти в Снарке значение. Мне лично больше всего нравится, когда Снарка считают аллегорией Погони за Счастьем».
Если рассматривать именно погоню за счастьем, то, мне кажется, в жизни довольно часто бывает, когда ты как очумелый гонишься за чем-то, получаешь желаемое, а оно оказывается котом в мешке, буджумом, вовсе не таким замечательным и привлекательным, как тебе казалось раньше. Можно считать Снарка за положительную силу, а Буджума за отрицательную. Так, многие в Снарке видят аллегорию на атомную бомбу. Атомная энергия как научный прогресс - это хорошо, но сама атомная бомба - это обратная сторона монеты.

For the Snark was a Boojum, you see.


Снарка как существо, которое невозможно поймать, можно считать и прекрасным принцем, о котором мечтают все маленькие девочки. Но с возрастом и опытом мечта сходит на нет. Интересно, это ли увидела маленькая девочка?
Или может, буджумы - это все жизненные разочарования, а снарки - это наши цели и мечты, к которым мы порой ползём неуверенно, порой мчимся галопом, которые теряем и находим.

Снарк давно перестал быть для меня кэрролловским нонсенс-понятием.
Снарк сросся с моим сознанием, сроднился, перевоплотился.
У меня есть личные снарки, почти как личный квест.
На третьем курсе это была белая вязаная шапочка подруги. Она, как звезда, выделялась в серой толпе студентов-экскурсантов, а я была готова душу продать лишь бы сфотографироть её так, чтобы навсегда увековечить её совершенство, волшебство, притаившееся в каждой петле.
У меня был ещё снарк. Он представился как русский писатель, а потом поправился, российский. Но я не успела спросить его имени и названия произведений, потому что охранник его выпроводила: «а что? Он же не покупает, а болтает». Это было ещё, когда я в книжном работала. И капитан дальнего плавания с четырнадцатью внуками. Я бы хотела встретиться с ним и поговорить по душам, просто так, чтобы потом написать о нём. Впрочем, что мне мешает всё придумать?
Мой снарк – пленер, пейзаж, вид на озеро, о котором рассказывал ненадолго вернувшийся в Россию эмигрант. Наверное, уже давно вернулся в Америку. К своему красивому озеру, где художники пишут картины. Однажды я тоже уеду. Не в Америку. Возможно, в Берлин или Прагу. Или Париж.
Уехать вдвоём - тоже снарк, такой приземлённый, прагматичный снарк.
Мой любимый снарк – невообразимо совершенный текст, повесть, история, пронзительная и тонкая, со словами, разящими как стрела, а в конце читалеи обязательно плачут и заламывают руки.


Снарк – погоня за недостижимостью. Да, не погоня за счастьем, не погоня за совершенством, а именно попытка ухватить за хвост птицу Недостижимость.
Снарк - про процесс погони, где результат не так уж и важен.

А, на ваш взгляд, кто такой снарк и кто такой буджум?

@темы: Разговоры, Мысли, Книги